Мезмай, Краснодарский край

Когда-то здесь, в небольшом посёлке рядом с деревней Темнолесская, селили ссыльных. Сейчас Мезмай — яркое место с необычной, сложносочиненной атмосферой, куда туристы и путешественники приезжают со всей России — и нередко остаются жить.

Здесь красиво. К югу, на заповедной территории, лежит Лагонакское нагорье. Между камней и скал петляет холодный Курджипс, стремительный и полноводный весной, более спокойный летом. По склонам проложены тропинки к скальным площадкам и пещерам (в местных магазинах можно купить карту, где отмечены живописные места и красивые виды). Один из таких маршрутов ведёт на обзорную площадку на Гуамском хребте, карниз шириной 2-5 метров c видом на долину.

Местные жители живут во многом за счет туристов. Кто-то продает свежевыжатый сок и пирожки, кто-то — домашние молоко, сметану, творог, яйца. Другие семьи устраивают экскурсии любой степени экстремальности — в основном это поездки и пешие походы в горы, на водопады. Отношение к приезжим дружелюбное: опрятно одетые дети с рюкзачками за плечами здороваются со всеми, знакомыми и незнакомыми, взрослые приветливы.

Кажется, однажды в Мезмае разлили концентрат жизни — здесь всё время что-то происходит. Все члены мезмайского общества активно взаимодействуют с окружающей действительностью. По улицам прогуливаются задиристые гуси, задумчивые овцы, утки, куры. Ослы меланхолично роются в мусоре. Собаки вдохновленно гоняют коров и коз. У магазина мы познакомились с чёрной общительной собачкой Джаечкой, которая, говорят, 2 месяца жила в лесу с индейцами, а потом вернулась в посёлок и подружилась с растаманами.

За последние десятилетия Мезмай стал одним из «фрик-эпицентров»: помимо коренных мезмайцев, здесь можно встретить кришнаитов, буддистов, растаманов, хиппи, старообрядцев.. Настоящий маргинальный интернационализм, поселок вольных художников. Как своеобразный манифест природе и свободе, на входе в поселок со стороны Гуамского ущелья стоит синий трактор с пацификом, а на опоре под мостом красуется жизнелюбивое «Маша Коля Харе Кришна».

Одна из интереснейших узлов местной тусовки — Иванова поляна на горе Зауда. Здесь, в палаточном лагере среди душистого разнотравья, живут неделями, месяцами. Собирают мяту, душицу и заваривают их в чай. Босиком бегают в поле под дождем, встречают рассветы и закаты, сидя в поле на алюминиевой стремянке. Влажные, липкие облака проплывают прямо по поляне.

Иванова поляна держит связь с внешним миром. Появляются новые лица, новые люди. За пару дней до того, как мы гостили на Зауде, там проходил транс-фестиваль, кто-то уехал, а кто-то решил остаться. Главным образом здесь тусят москвичи и питерцы, встречаясь неожиданно в этом интересном, необычном лагере.

Мезмай не оставляет равнодушным, он цепляет за струнки души — такое уж место. Я засыпала под шум Курджипса, встречала закат на стремянке и рассвет — на скальном карнизе над посёлком. И теперь мой личный список мест, куда хочется вернуться, стал на строчку длиннее.

Реклама